Сисадминов день

В старину на Руси в день святого Сисадмина зависали все деревянные счеты, рвались рыбацкие сети и развязывались шнурки. Русичи не знали, с чем были связаны эти мелкие катаклизмы, и поэтому на всякий случай проливали пиво на Клавдий.

Ритуал поливания Клав начинался в сумерках в лесу у костра, через который никто не прыгал, но все повторяли: «Щас, ага». Потом начинался сам обряд полива. Клаву клали на заранее принесенный в лес стол, девушки посыпали её крошками хлеба, а юноши плескали из жбанов пивко со криком «Ойбля!». Потом Клаву поднимали, трясли, дули и роняли на стол с криком «Маме****ец!». Эти восклицания получили название «материнки», откуда и пошло понятие «матерные слова».

На Сисадминов день ничего не сажали и ничего не убирали, потому что все сами собой сидели и убираться никуда не хотели. Если на Сисадмина шел дождь, сыпался град или дул сильный ветер, всем было пофиг. Вообще, совершить какой-нибудь великий пофиг в Сисадминов день было очень почетно.

С тех времен народная память донесла до нас следующие поговорки и пословицы:

«На святого Сисадмина хорошо растёт малина»

«На Сисадмина светит солнце – кликни мышкой по оконцу»

«Не бьют так вора и изменщика, как обнаглевшего системщика»

«Прибежали в офис дети, впопыхах зовут меня: «Коля, Коля, наши сети…», а я в отпуске три дня».

А ещё в день святого Сисадмина все влюбленные в свое дело люди посылали друг другу сисадминки – неровно оторванные клочки бумажки с надписью “Ушолнах!”. А под конец праздника все вставали в хоровод и устраивали веселые стрелялки, зажигательные бродилки и уморительные квесты.

С днём системного администратора! Спасибо, за исправный и стабильный пинг, долгий аптайм и поддержку!

Простите

Меня тошнит от вас от всех,
Простите, слишком откровенно?!
Ваш жалкий и притворный смех
Больней, чем кипяток по венам.

Я не желаю наблюдать,
Как вы ласкаете друг-друга,
И как кидаетесь в кровать,
Когда одолевает скука.

Мне не приятны ваши сны,
Которые полны разврата.
Когда в преддверии весны
Вы без стыда визжите матом.

Берете что попало в рот,
И нажираетесь до рвоты.
Для вас, тупоголовый сброд
Вся жизнь – веселая суббота

Что не поступок – новый грех,
Что не любовь, то вновь измена…
Меня тошнит от вас от всех,
Простите, слишком откровенно?!

(с) Ах Астахова

Дружище

Ну что, дружище, страшно умирать?
Ведь мнилось: смерть – не более чем шутка.
Зато теперь стерильная кровать
Две медсестры, уколы, врач и утка.

Вот собрались у смертного одра
Все, кто с тобою так и не ужились.
Тебя не любят, так же как вчера,
Но все равно зачем-то притащились.

Да ты лежи, дружище, все окей,
Когда еще увидеть доведется
Так много лживых розовых соплей
И прочего, что из людей прольется.

Ты как, дружище, не проходит боль?
Депрессия от полного бессилья?
Все эти слезы, как на рану соль,
Да, понимаю, и меня б взбесили.

Держись, дружище, скоро все пройдет
И санитар укроет с головою.
Кто я такой? А я, дружище, тот,
Кто в этой койке сдох перед тобою.